Вайсберг М. В.

«Гвардейцы в белых халатах» М.В. Вайсберг командир санитарной роты

Еще в 1936 году с трибуны VIII Чрезвычайного съезда Советов главный хирург Красной Армии Н. Н. Бурденко заявил: «Если же кто-нибудь посмеет посягнуть на нашу великую страну, то мы, врачи, медицинские работники, встанем рука об руку с бойцами, приблизим врачебную помощь к боевой линии и сумеем свести до минимума потерю боеспособности и трудоспособности наших железных бойцов».   Медицинские работники Советского Союза, как и весь наш народ, готовились к защите Родины, к тому, чтобы в случае необходимости с честью выполнить свою гуманную миссию на поле боя. Однако мало кто из них имел практический опыт работы в полевых условиях. В нашей санитарной роте, например, таких специалистов было всего двое.   Самым старшим по возрасту и самым искушенным в полевой хирургии был пятидесятитрехлетний военфельдшер Иван Дмитриевич Писарев. В годы первой мировой войны он служил в перевязочном отряде. Пока полк формировался, Иван Дмитриевич старался передать свой опыт другим медицинским работникам нашей санитарной роты. Уже работал в полевых условиях и молодой военфельдшер Иван Лесик. На них и легла основная нагрузка по оказанию помощи раненым в первых схватках с врагом.   Но и остальные врачи, фельдшеры, сестры, санитарные инструкторы и санитары довольно быстро освоились с работой в непривычных боевых условиях. Энтузиазм, высокое чувство ответственности за судьбу раненых помогли личному составу роты в короткий срок приобрести необходимый опыт.   Первой нашей заботой было оказание помощи раненым непосредственно на поле боя. Полковые медпункты мы выдвигали к переднему краю. Здесь врачи, сестры и санинструкторы вместе с медицинскими работниками батальонного звена выносили раненых с поля боя, оказывали им первую помощь и быстро эвакуировали в санчасть полка.   Некоторые работники оставались в полковом пункте медицинской помощи второго эшелона. Они должны были оказывать повторную медицинскую помощь раненым, если в этом была необходимость, кормить их и эвакуировать в медсанбат дивизии.   Полковой пункт медицинской помощи первого эшелона обычно возглавлял Владимир Оттович Вебер. Немец по национальности, он всеми силами души ненавидел фашизм и вел себя на поле боя исключительно смело. Вебер окончил Воронежский медицинский институт в год начала войны и одним из первых изъявил желание вступить в добровольческий коммунистический полк. Энергичный, хорошо знающий свое дело, Владимир Оттович пробирался на самые опасные боевые участки и, устроившись в каком-нибудь окопчике, работал хладнокровно, самозабвенно, не обращая внимания на близкие разрывы снарядов, на свист осколков и пуль. Я не раз видел Вебера во время обработки раненых на переднем крае и могу сказать, что в этот момент для него не существовало других забот, кроме святой обязанности советского врача оказать помощь защитнику Родины.   К сожалению, жизнь B. О. Вебера рано оборвалась. Это случилось 26 января 1942 года под Щиграми, Наши подразделения отходили под натиском вражеских танков. В этой критической обстановке Владимир Оттович до последней возможности перевязывал и эвакуировал раненых. В самый последний момент он все еще пытался вывезти из-под огня нескольких раненых в повозке. Но прорваться ему не удалось. Вражеский снаряд угодил в повозку…   Но вернемся к событиям начального периода боевых действий полка. Отсутствие боевого опыта у добровольцев, превосходство в силах на стороне врага и ожесточенный характер боев обусловливали большие потери с нашей стороны. Поток раненых был непрерывным. Мы едва управлялись обрабатывать и эвакуировать их.   Особенно много раненых было во время боев в районе села Сакуниха на Сумщине. Наши санинструкторы, санитары-носильщики находились в боевых порядках стрелковых подразделений. Презирая смерть, они под огнем врага пробирались на самые опасные участки, выносили на себе раненых, делали перевязки.   В то время с транспортом у нас было плохо. Как ни старались мы побыстрее эвакуировать раненых, они все время накапливались. Однажды к вечеру в санитарной роте скопилось 75 человек. А полк вынужден был отходить под натиском превосходящих сил противника.   Западная часть Сакунихи горела. Гитлеровцы перехватили все выходы из села. Наш транспорт еще не вернулся из санбата, и мы попытались найти подводы в селе. Напрасно! Беспокойство за судьбу раненых нарастало с каждой минутой. Но паники не было. Каждый спокойно выполнял свои обязанности, успокаивал раненых, вселяя в них уверенность, что все будет в порядке.   Уже было темно, когда прибыло тридцать подвод: это командир полка М. Е. Вайцеховский, узнав о тяжелом положении санитарной роты, послал нам помощь. Мы быстро погрузили раненых и имущество на подводы, и обоз осторожно двинулся по огородам. Удалось проскользнуть под самым носом у фашистов.   Двигались всю ночь, а затем еще целый день. Тяжелый марш все мы проделали пешком, так как на подводах едва хватило места для раненых. Только на пятидесятом километре пути нас встретили машины медсанбата дивизии.   Этот эпизод явился для нас серьезным испытанием. Мы выдержали его с честью. Тяжелый марш, физическая усталость личного состава роты, неясность обстановки нисколько не отразились на заботе о раненых. Во время похода они получали необходимую помощь и питание бесперебойно. Старшина роты Сергей Лавров, бывший паровозный машинист, оказался прекрасным хозяйственником. В самых трудных условиях фронтовой жизни он обеспечивал раненых и медицинских работников всем необходимым. Инициатива и находчивость старшины Лаврова значительно облегчили положение раненых и личного состава роты во время марша от Сакунихи.   Пережитое помогло нам еще раз убедиться в том, что мы являемся важнейшей составной частью полка, что о нас всегда помнят и в нужных случаях придут на помощь.   В первых боях понесли значительные потери не только стрелковые подразделения. Заметно поредели ряды и медицинских работников, особенно в нижнем звене. Роты и батальоны остались почти без санинструкторов. При первой же передышке в боевых действиях, в октябре—ноябре 1941 года, мы организовали кратковременные курсы по подготовке санинструкторов и санитаров из красноармейцев. Часть этих бойцов после курсов вернулась в свои подразделения, некоторые были зачислены в штат санитарной роты. Все они потом успешно справлялись со своими трудными обязанностями, многие проявили подлинный героизм при эвакуации раненых с поля боя.   23 октября 1941 года полк вошел в черту Белгорода. Санитарня роа азместилась в одном из окраинных кварталов на улице Буденного. Едва расположились, как налетели немецкие бомбардировщики. Потерь среди личного состава почти не было. Несколько легкораненых бойцов получили медицинскую помощь и тут же вернулись в строй. Я тоже был легко ранен и почти потерял слух от близкого разрыва бомбы. К счастью, слух постепенно стал возвращаться. Но вот среди гражданского населения раненых оказалось очень много. Городские больницы уже не работали, и санитарной службе полка пришлось взять на себя заботу о раненых женщинах, стариках и детях. Мы доставили их в ближайшее общежитие и работали весь день, оказав медицинскую помощь около ста раненым. Многим пришлось сделать операции.   В начале декабря наши войска перешли в наступление. Шел бой за село Стрелецкое. Фашисты упорно сопротивлялись. Число раненых быстро росло. Санитарная рота расположилась под открытым небом в неглубокой ложбине. Врачи и сестры работали на ветру и жестоком морозе. Только к вечеру удалось перебазироваться на окраину освобожденного населенного пункта. Раненых разместили в домах колхозников. Они стали нашими добровольными помощниками.   Среди тяжелораненых, поступивших в санчасть, был старший политрук Яков Николаевич Долгов. Он имел множество ранений и к тому же был сильно обморожен. Высокое врачебное мастерство проявил И. Д. Писарев, борясь за его жизнь. Я. Н. Долгов был спасен.   Любое ранение травмирует психику воина. Но гвардейцы-воронежцы почти никогда не пользовались законным правом раненого покинуть передовую. Сплошь и рядом раненые оставались в строю, хотя и чувствовали себя неважно.   Если же характер ранения вынуждал бойца почувствовать немного лучше, он стал рваться на передовую. Выписываться ему было еще рано, и все же он настоял на своем: шли тяжелые бои, и парторг считал, что он обязан быть на переднем крае. 24 января 1942 года он прямо из санчасти ушел в одно из подразделений и в этот же день геройски погиб.   Воронежцы сражались с врагом отважно. Настоящими героями были и медицинские работники полка. Недаром их называли гвардейцами в белых халатах.

Комментарии закрыты.