ВОРОНЕЖСКИЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ПОЛК » Архив сайта » Сазонов И. Ф.

Сазонов И. Ф.

Сазонов И. Ф., гвардии подполковник

«Память сердца» И.Ф. Сазонов командир пулеметного взвода, Тамбовское пехотное училище

Окончено военное училище. С лейтенантскими кубиками в петлицах мы, несколько выпускников, прибыли в Воронежский полк. Я и мой земляк из Елань-Коленовского района Володя Трефилов были назначены командирами взводов в пулеметную роту капитана Ф. И. Монахова.

Как сейчас помню своих первых подчиненных, стоящих в строю с частями «максима» за плечами во главе с командирами расчетов старшим сержантом Чижковым и сержантом Вересовым. Все это были пожилые люди. Уж не знаю, чему я успел их научить за короткое пребывание в Сосновке, но убежден, что сам многое почерпнул от этих умудренных жизнью коммунистов-добровольцев.

На учебном поле под Сосновкой я впервые встретил полковника М. Е. Вайцеховского. Появление командира полка мы с Володей Трефиловым ознаменовали излишне громкими командами, подчеркнутым усердием в выполнении своих служебных обязанностей. Полковник некоторое время наблюдал за нами издали, а потом подошел ближе. Мы увидели пожилого человека крепкого телосложения. Его подтянутую фигуру плотно облегала гимнастерка со знаками различия войск НКВД и двумя орденами Красного Знамени на груди. Нахмуренные брови, проницательный взгляд придавали его мужественному лицу суровое выражение. Мы с Володей немного растерялись при виде Вайцеховского и отдали рапорт не так лихо, как хотелось.

Командир полка немного побыл у нас, поговорил с бойцами, а на прощание сказал:

— Ну, земляки-лейтенанты, вижу, что к делу относитесь старательно. Однако не следует увлекаться перебежками. Учите бойцов умело выбирать позиции, быстро окапываться, определять расстояние до целей.

Никогда не забыть того торжественного дня, когда полку вручали знамя и включали его в состав 100-й стрелковой дивизии. Командир отделения моего взвода старший сержант Николай Чижков выступил на митинге.

— От имени пулеметчиков,— сказал он, — я заверяю командование дивизии в том, что мы не пощадим своей жизни для полного разгрома врага. Мы высоко понесем это знамя по полям сражений, до полной победы над фашистскими захватчиками.

Через несколько дней мы выехала на фронт.

Утром 18 сентября 1941 года эшелон третьего батальона остановился на станции Малиновка. Было солнечное утро. Внезапно появились два «мессершмитта» и начали обстреливать эшелон. Это была наша первая стычка с врагом. К такому случаю мы все готовились, представляли, как надо действовать, но на практике получалось не очень организованно, много было суеты.

Первый заход у немцев был неудачным: очереди пронеслись мимо. Пока фашисты разворачивались для нового захода, мы успели прийти в себя. Старший сержант Чижков, стоявший дежурным у пулемета, приспособленного для стрельбы по воздушным целям, быстро развернул его. Когда истребители снова атаковали эшелон на бреющем полете, Чижков поймал врага в перекрестие прицела и в нужный момент нажал на спуск. «Мессер», накренившись, понесся к земле и врезался в сарай неподалеку от станции. Второй поспешил удалиться. Это был первый смертоносный выстрел бойцов моего взвода по врагу. Воронежцы ликовали. Еще бы! Уже на пути к фронту сбит самолет!

Закончив разгрузку, батальон прибыл в полк, расположившийся в лесу в районе города Лебедина. Нас встретил полковник Вайцеховский. Выслушав рапорт комбата, он вызвал из строя старшего сержанта Николая Чижкова и объявил благодарность за отличное выполнение боевого задания.

Из Лебедина двинулись к Ромнам. С вечера 22 сентября мой взвод совместно с одной из стрелковых рот занял оборону на окраине деревни Коровницы Недригайловского района Сумской области. Два пулеметных отделения окопались на небольшом возвышении около домов. Справа легко и привольно несла свои воды река Сула. Слева и впереди расстилалось поле, примыкавшее к деревне.

Утром 23 сентября противник начал артиллерийскую подготовку. Одновременно над Коровницами все время кружил самолет-корректировщик. Наша позиция была не очень заметной, и артиллерийскому обстрелу не подверглась. Снаряды, издавая непривычный для нас вой, пролетали почти над головой и рвались где-то позади. Однако и нас противник не забыл. Несколько снарядов ухнуло на позициях пулеметчиков. Началась атака. Когда фашисты подошли на расстояние прицельного огня, заработали пулеметы. Метко стрелял расчет Николая Чижкова. Четкие короткие очереди опустошали ряды фашистов. Враг вынужден был залечь. Бой переместился левее.

Но вот атака снова возобновилась. В деревню ворвались танки. Два из них пошли в направлении пулемета Чижкова. До наших позиций танки не дошли: в борьбу с ними вступила наша артиллерия. Но в этой короткой схватке Николай Петрович Чижков погиб. Отважный пулеметчик, открывший боевой счет нашего взвода, открыл и список потерь…

Вскоре поступил приказ отойти к лесу. С большим трудом нам удалось вытащить пулеметы и тело погибшего товарища.

Моему взводу, входившему в состав прикрытия, пришлась вести неравный бой, Я был ранен, командир пулеметного отделения сержант Вересов тоже. В исключительно тяжелых условиях пулеметчики, возглавляемые теперь старшиной роты, фамилию которого я не помню, сдерживали натиск врага. Они вытащили меня и сержанта Bepecoвa с поля боя и, прикрывая oгнем пулемета, стоявшего на той же повозке, отошли к лесу. Вскоре мы были в медсанбате.

Комментарии закрыты.